Zamia Lehmanni

Jukka Poika

—Valon Valtameri

Oscar Kokoschka
Hans Tietze and Erica Tietze-Conrat (1909)

Oscar Kokoschka

Hans Tietze and Erica Tietze-Conrat (1909)

Faarao Pirttikangas

—Tohtori Jaffa

http://fancymusic.ru/alexander-manotskov-courage-quartet-peli/

Альбом «ПЕЛИ» возник в результате нескольких совпадений - как, возможно, возникает жизнь на начинающей планете, в тихой заводи, образовавшейся у берега вулканического острова, вынырнувшего из океана аккурат в момент чрезвычайно подходящего всплеска солнечной активности. Совпало многое: замечательные мои соратники по анимационному фильму «Сергий Радонежский» согласились попробовать примерить тексты обэриутов к образу святого; момент в жизни у меня оказался такой, что мой рабочий стол притянул в ту же стопку и другие тексты, не особенно «про святого»; молодой и энергичный струнный коллектив Courage Quartet согласился попробовать исполнять эти песни; моя, от самого себя юного унаследованная, тоска по рок-сцене, каковой тоски я не утолил тогда, когда это приличествовало возрасту; всё это - на фоне всегдашнего моего желания петь, я ведь пою почти всё время, то мычу под нос, то, после первой же рюмки - громко. Теперь, почти через год после того, как это всё началось, у меня такое ощущение, что это было всегда - наша с «Кураж-квартетом» рок-группа уже имеет большой и разнообразный репертуар, в который понемногу втягиваются и «нормальные» мои работы - сиречь, академические квартетные сочинения, не очень-то похожие на наши песни. Но эта - первая - программа остаётся для нас очень важной и любимой, и мы очень рады, что теперь она выходит на диске.

Александр Маноцков

Богу молятся неслышно
море, лось, кувшин, гумно.

Как-то раз, не помню уже в связи с чем, вспоминала Вера, сказал Аустерлиц, Максимилиан рассказал, как он однажды, ранней весною 1933 года, возвращаясь после профсоюзного собрания в Теплице, проехал чуть дальше, до Рудных гор, и там, сидя в саду местного постоялого двора, повстречался с несколькими отдыхающими, которые вернулись из приграничной немецкой деревушки, где они накупили всякой всячины, в том числе новый сорт карамелек, у которых на малиновой поверхности красовался такой же малиновый оттиск свастики, каковая в прямом смысле таяла во рту. При виде этого нацистского кондитерского изделия, сказал Максимилиан, ему стало ясно, что немцы занялись переустройством собственной промышленности, начиная от тяжелой индустрии и кончая производством таких вот пошлостей, причем не потому, кто-то навязал им это сверху, а потому, что каждый из них, на своем месте, испытывал восторг и упоение от национального возвышения.

В. Г. Зебальд, Аустерлиц

(перевод М. Кореневой)